Регистрация
Грешники
Категории
I <3 Dark Shelter


Категории
Авраамические религии
Языческие боги словян
[ отличительной особенностью данного cписка является то, что он привязан к датам языческого народного календаря. Следует учесть, однако, что все даты даны для средней полосы России и могут варьироваться в зависимости от широты и долготы празднования. Добавлены цитаты из ряда прежде недоступных нам западных средневековых первоисточников по верованиям славян. Упомянем и такую любопытную гипотезу исследователя Сергея Пивоварова - Святича - из "Круга Бера", что пантеон не мог превышать 33 истинных имен богов. Это священное число для ведической Традиции. Тогда остается предположить, что часть названных ниже богов - это хейти (иносказательное поминание), так богиня-матерь могла иметь "псевдонимы" Лада, Прия, Рожаница, Коруна, Карна... А богиня-дочь могла иметь хейти - Леля, Рожена, Желя, Жля ]
Архаические верования и обряды
Атеизм
Бог
Возникновение религии
Дхармические религии
Загадки религии
Исторические личности в религии
Мировые религии
Основные функции религии
Признаки религии
Религии, появившиеся в ХХ веке
Секты
Плебисцит
Какой из символов вам ближе по идеологии?

Результат 797 Все опросы
Статистика
Statistik:

Online:
In Hell: 1
Грешники: 1
Демоны: 0

В Приюте:
Прихожая » Библиотека » Энциклопедия религий мира » Авраамические религии
При копирования материалов сайта, ссылка на Dark Shelter
ОБЯЗАТЕЛЬНА!!!
(Га-Энциклопедия га-Иврит) Смысл и символика гиюра Цви ЗОГАР, профессор и Ави САГИ, профессор Можно утверждать, что обряд гиюра является наиболее радикальным среди всех обрядов иудаизма: он превращает нееврея в еврея однажды и навсегда, полностью и окончательно. На первый взгляд, сама возможность такого радикального изменения противоречит нормам еврейской традиции, которая видит в еврействе статус, приобретенный в результате рождения от еврейской матери. Перемена религии, казалось бы, совершенно не должна влиять на принадлежность к народу. Например, еврей, который перешел в ислам, остается с точки зрения Галахи евреем. Какова же тогда внутренняя логика процедуры гиюра, который, на первый взгляд, наделяет переходящего в иудаизм статусом «принадлежности к нации»? Этому вопросу и другим, связанным с ним, и посвящена настоящая статья. Исследование процедуры гиюра неизбежно затрагивает сферу антропологии и истории религии и культуры. Для понимания предмета необходимо проследить отношения между природными и культурными основаниями жизнедеятельности группы, определить взаимосвязь этнической и религиозной принадлежности ее членов, выявить различные аспекты индивидуальной и групповой самоидентификации. В этой статье мы займемся подробным анализом ранних галахических текстов, рассматривая их как ключ к пониманию смысла и значения гиюра в еврейской традиции. Сама еврейская традиция весьма многолика. В рамках нашего обсуждения мы исследуем однородную область культуры, находящую свое выражение в Галахе. В своем анализе мы сосредотачиваемся на текстах, основное содержание которых — обсуждение и определение нормативных установок, регулирующих поведение евреев. Галаха, как культурная традиция, имеет свою собственную историю, которая одновременно отражает и определяет развитие иудаизма на протяжении поколений, поэтому г а-лахический текст поддается адекватному прочтению только в контексте исторических и социальных условий, характерных для данной еврейской общины в эпоху его составления. Однако в настоящей статье мы не рассматриваем историю развития представлений о гиюре в иудаизме. Основываясь на синхронном восприятии материала, мы предполагаем, что во всем корпусе галахических текстов, написанных начиная с периода Талмуда и до наших дней, отражены два основных взгляда на значение гиюра. Таким образом, метод, примененный в настоящей статье, в основном является феноменологическим, а не историческим; нашими «данными» является упомянутый корпус культурных источников, а задачей — прояснение смысла, в нем заключенного. Построение этой статьи таково: во-первых, мы анализируем понимание галахической традицией сущности и характера гиюра, со всеми его бросающимися в глаза аномалиями. Затем, во второй части статьи, мы показываем, каким образом сам обряд гиюра отражает его сущность и значение. В заключение мы рассматриваем различные способы понимания значения и смысла гиюра и вытекающее из этого понимание более широкой темы: как определяют принадлежность к еврейству галахические авторитеты. Мы исходим из предположения, что галахическая процедура является не только формальной системой действий, определенных неким авторитетным источником, но и отражает взгляды мудрецов на проблемы веры и религиозные представления. Еврейство как «врожденная данность» В соответствии с Галахой идентификация человека в качестве еврея — это факт окончательный, не поддающийся изменению. Еврей, который отказывается от своего еврейства и даже переходит в другую религию, остается с точки зрения Галахи евреем. Более того, даже если еврейская женщина перешла в другую религию, а после этого забеременела и родила детей, все ее потомки по женской линии во всех поколениях будут считаться евреями. Другими словами, принадлежность человека к еврейству совершенно не зависит от его самосознания — еврейство не обусловлено личным выбором или соблюдением заповедей иудаизма. Обратное тоже верно: если нееврей признает дарование Торы на горе Синай и соблюдает заповеди Торы, это не делает его евреем в соответствии с Галахой. Отсюда можно заключить, что галахический критерий принадлежности человека к еврейству основывается на родственных отношениях: ребенок, рожденный еврейской матерью, является евреем раз и навсегда. Следуя той же логике, можно было бы заключить, что человек, чья мать не является еврейкой, раз и навсегда нееврей. Другими словами, гиюр как процедура, наделяющая нееврея принадлежностью к еврейству, по сути, невозможен. Разумеется, в действительности дело обстоит иначе. Нееврей может стать евреем с помощью особого обряда, подробно описанного в галахической литературе. После процедуры гиюра прошедший ее становится евреем окончательно и бесповоротно, и это невозможно изменить, как бы он себя ни вел в будущем. Два подхода к сущности гиюра в галахической традиции Каким образом человек, не рожденный еврейкой, может стать евреем? Можно ли говорить о процессе, который начинается с волеизъявления индивидуума, свершается посредством ритуальных, галахических действий и приводит к присоединению к коллективу, основанному на родственных связях? В г алахической традиции существует два вида ответов на эти вопросы, которые кратко были сформулированы равом Яаковом Финком: «Кто такой гер? Входит ли он посредством гиюра в еврейство, что делает для него обязательным соблюдение заповедей? Или же, наоборот, при гиюре он обязуется соблюдать заповеди и таким образом превращается в еврея?». В соответствии с первым вариантом гиюр — это процесс, посредством которого нееврей присоединяется к еврейскому этносу, в результате все обязанности, налагаемые на каждого еврея как такового распространяются и на него. В соответствии со вторым вариантом причинная связь обратная: нееврей принимает еврейскую религию, и это влечет за собой его принятие в еврейскую общину. Речь здесь идет не о казуистике или поисках формального прецедента. Каждый из этих вариантов выражает специфическое понимание сути еврейского народа, общины Израиля, и об этом мы будем говорить в последней части статьи. По причинам, которые станут понятными ниже, мы начнем со второго варианта в формулировке рава Финка. Принятие религии Израиля как основной фактор гиюра В соответствии с этим подходом решающим фактором в процессе гиюра является личная ответственность новообращенного перед еврейской религией, то есть обязательство соблюдать заповеди Торы. По словам раввина Мордехая Яфо: «Предполагается, что, когда гер совершает гиюр и принимает на себя бремя Торы и заповедей и бремя Царства Небесного (признание Божественного предопределения), на него свыше нисходит новый дух, дух святости, особая душа, и он становится новым человеком. Он уподобляется тому, кто создан и родился в этот самый день». Это означает следующее: принятие бремени Торы и заповедей производит онтологическую перемену в духовной сущности проходящего гиюр. Таким образом, принятие заповедей Торы определяется как «самая сущность гиюра, так что если он (гер) не принимает на себя (ответственности перед) Торой и заповедями, это как если бы он не решился быть евреем, и это не гиюр вообще». Внутренняя логика такого подхода подвигла некоторых раввинов в новое время подчеркивать значение субъективного намерения совершающего гиюр в дальнейшем соблюдать заповеди; намерение войти в общину Израиля само по себе лишено смысла и юридического значения. Первым авторитетом, занявшим такую позицию, был раби Ицхак Шмелькес, который в 1876 г. постановил, что «если (некто) совершает гиюр и не принимает на себя соблюдение субботы и других заповедей, он не становится гером». Рав Яаков Бериш по тем же соображениям подчеркивает это же в отношении женщины, стремящейся совершить гиюр: «Если у нее есть истинное намерение стать еврейкой в национальном аспекте, не подразумевающее соблюдение субботы, семейной чистоты и прочих заповедей... такой гиюр недействителен даже постфактум (бедиавад)». Из взгляда на гиюр как принятие еврейской религии следует, что принадлежность к еврейству проистекает из двух совершенно отдельных источников. Человек, рожденный еврейской матерью, является евреем в силу родственных отношений; нееврей, совершивший гиюр, является евреем в силу своей ответственности перед нормами религии. С точки зрения формальной логики подобная дихотомия обосновывается следующим образом: два различных достаточных условия могут привести к одинаковому результату. Однако с онтологической точки зрения такое положение является проблематичным, так как кажется, что две составляющих принадлежности к еврейству не связаны между собой и существуют параллельно друг другу: одна из них основывается на биологической принадлежности, а другая — на нормативной. Раввины, придерживающиеся этой позиции, скажут, вероятно, что идея принадлежности к еврейству «от чрева матери» не вполне соответствует галахической реальности. На деле еврейство человека, рожденного еврейской матерью, также вытекает из ответственности перед Торой — исконной ответственности перед Синайским Заветом, союзом с Богом, перед декларацией «Наасе венишма» — «Сделаем и будем послушны», которая обязывает подчиняться Торе всю общину Израиля во всех поколениях в силу дарования Торы на горе Синай. Согласно такому подходу, принятие обязательств всей общиной было основополагающим событием, создавшим еврейский народ, и Галаха поэтому определяет принадлежность к еврейскому народу как отношение к еврейскому этносу, стоящее на таком уникальном основании. В формулировке р. Саадии Гаона «наш народ является нацией только в Торе нашей». Таким образом, принадлежность к еврейскому этносу в конечном итоге вытекает из ответственности перед Торой и ее заповедями, и в этом общая основа иудаизма гера, присоединившегося к общине Израиля, и еврея, который принадлежит к ней от рождения. Вхождение в общину Израиля как основной фактор гиюра В соответствии со вторым подходом гиюр — это процесс, посредством которого совершающий его входит в общину Израиля; с точки зрения самого гера, гиюр подобен новому биологическому рождению. Об этом сказано в Талмуде: «Ставший гером — словно младенец, который только что родился». Мудрецы в эпоху после завершения Талмуда подчеркивали, что следует понимать эту установку в почти физическом смысле. Так, в XIII в. один из величайших галахических авторитетов писал: «Гер, совершивший гиюр... как тот, кто зачат в Израиле». Подобно этому раввин Исраэль Иссерлейн утверждал: «Совершивший гиюр уподоблен новорожденному ребенку, и, когда он совершает гиюр, он обретает другое тело». В отличие от предыдущего подхода, который предполагает, что верность Торе наделяет принадлежностью к еврейству, и, таким образом, видит в гиюре духовное, метафорическое рождение, рав Иссерлейн считает, что гиюр — онтологическое изменение в физической природе гера, как бы физическое новое рождение, влекущее за собой ответственность перед Торой. Об этом же говорит раввин Натан Бар-Йосеф: «Назир... подобен тому, кто совершил гиюр, так как он сразу должен подчиняться тем запретам Торы, которые ему никто не предписывал; в силу закона каждому, кто принадлежит к Израилю, запрещено запрещенное Торой и предписаны ее предписания». Нечто подобное этому пишет и раввин Шауль Исраэли: «Основным и решающим элементом гиюра является присоединение к обществу Израиля... поэтому, если нееврей из других народов присоединяется к еврейскому народу, он тем самым включается в число принимавших Тору на горе Синай, и ему, подобно еврею от рождения, в силу этого события даны заповеди». В соответствии с этим подходом Тора не формирует общину евреев. Наоборот, еврейский коллектив является «исконно-природной» общностью, основанной на рождении и родственных связях, и эта автономная общность рассматривается Галахой как одна из сторон союза с Богом, заключенного на Синае. Таким образом, Тора и ее заповеди распространяются на существующий в настоящее время еврейский народ, который ответственен перед Торой в силу этого союза, но союз не составляет самой его сущности. Отсюда следует, что нет разрыва между двумя источниками принадлежности к еврейству — кровным родством и гиюром, — так как и совершивший гиюр и рожденный еврейской матерью входят в общину Израиля как евреи по рождению. Процедура гиюра В этой части настоящей статьи мы рассмотрим, как сущность гиюра выражается в специфической процедуре и ритуале. Общее описание процесса гиюра содержится в Вавилонском Талмуде: «Учили мудрецы: Если кто-нибудь приходит [и хочет] совершить гиюр в наше время, ему говорят: «Что ты [такое] увидел, что пришел совершить гиюр? Разве ты не знаешь, что евреи в наше время скорбны, притесняемы, несчастны и загнаны, и удел их — беды?» Если он говорит: «Я это знаю и все равно готов [совершить гиюр]», то его принимают немедленно. Сообщают ему некоторые легкие заповеди и некоторые суровые заповеди и сообщают ему о запо-ъедяхлекет, шиххаи пеа и о десятине для бедных (заповеди, связанные с помощью бедным и пришельцам-герам). И ему сообщают о наказаниях за [несоблюдение] заповедей, и говорят ему: «Знай, что прежде, чем ты достиг этого [принятия еврейства], ты ел хелев [нутряное сало] и не подлежал карету [казнь свыше, буквально — «отсечение» от народа], нарушал субботу и не подлежал побитию камнями, ныне же, [если] поешь хелев — будешь подлежать карету, нарушишь субботу — побиению камнями». И так же, как сообщают ему наказание за [несоблюдение] заповедей, сообщают ему и награду [за их соблюдение], и говорят ему: «Знай же, что будущий мир создан только для праведников, а Израиль в наше время не может получить ни большой награды, ни серьезного наказания». И не входят в подробности, и не умножают речей. Если он принял это, его немедленно обрезают. Если остается «бахрома» крайней плоти после обрезания, его обрезают повторно. Когда он излечивается (после обрезания), его немедленно погружают в микве, два ученых человека стоят рядом с ним и сообщают ему некоторые легкие заповеди и некоторые суровые; и когда он погрузился в воду и вышел [из нее] — он становится евреем во всех отношениях». Этот отрывок был принят всеми Галахическими авторитетами в период после завершения Талмуда в качестве нормативного текста. Вместе с тем не все его части воспринимались как необходимые, как те, без которых гиюр утрачивает законную силу. В нашем более широком исследовании мы обнаружили, что правильна та стратегия анализа галахических мнений в отношении гиюра, которая выделяет элементы, считавшиеся необходимыми для процедуры гиюра согласно каждому из этих мнений. Этой стратегией мы и будем пользоваться в дальнейшем. Сам Талмуд ограничивается двумя структурными элементами и объединяющим процедурным условием. Структурные элементы — это обрезание и погружение, причем женщине требуется только погружение. Процедурным условием является присутствие при погружении трех мужчин, которые в соответствии с Галахой составляют суд низшей инстанции. Если так, то любой нееврей, который совершил обрезание с намерением перейти в еврейство и был погружен в присутствии суда из трех человек, становится, таким образом, евреем. Его гиюр имеет законную силу, даже если и не были соблюдены остальные условия, о которых говорится в приведенном отрывке из Йевамот 47. Талмудический взгляд на то, какие ритуальные элементы являются необходимыми по Галахе для совершения гиюра, был принят всеми авторитетами до XII в. и многими авторитетами после этого. Классическая формулировка этого подхода содержится в книге Рамбама «Яд Га-хазака»: «Гер, который... был обрезан в присутствии трех простых людей (не раввинов), — является гером, и даже если известно, что он совершил гиюр ради чего-то [постороннего], если он был обрезан и погружен, он вышел из числа идолопоклонников... и даже если он снова стал служить идолам, он подобен еврею-отступнику, брак которого [с еврейкой] считается законным браком, и заповедано возвращать ему потерю [как каждому еврею], так как с того момента, как он был погружен, он стал как еврей». В соответствии с этим взглядом принятие на себя обязательства соблюдать заповеди Торы не является необходимым для гиюра по Галахе; подобно этому, несоблюдение основных принципов иудаизма (таких, как запрет идолопоклонства), не уничтожает принадлежности гера к еврейскому народу. Необходимыми структурными элементами являются некие действия, производимые над гером физически. В XII в. раввины из круга авторов Тосафот (комментаторов Талмуда и галахических авторитетов, лидеров европейского еврейства того времени) вынуждены были включить в процедуру третий существенный элемент, помимо обрезания и погружения, названный «принятием заповедей». По их мнению, присутствие суда из трех человек необходимо только в момент принятия заповедей. Специфика этого нового условия не была отчетливо определена теми, кто его предложил, и оно было истолковано мудрецами разных поколений по-разному. Среди предложенных толкований стоит упомянуть следующие: 1. По мнению Рамбана, «принятие заповедей» означает, что совершающий гиюр «принимает на себя перед судом обязательство совершить обрезание и погружение». 2. Раввин Меир Познер видит в «принятии заповедей» декларацию человека о своем желании совершить гиюр. 3. Раввин Шломо Лифшиц истолковывает это, как желание гера присоединиться к народу Израиля и принять религию Израиля. Это желание можно выразить посредством словесной декларации, а можно — самим актом погружения. 4. Раввин Моше Гакоген интерпретировал это как признание совершающего гиюр, что после гиюра он будет подлежать наказаниям за нарушение заповедей Торы; это признание имеет законную силу, даже если гер не собирается соблюдать заповеди на практике. 5. Некоторые раввины в новое время, начиная с 1876 г., интерпретировали «принятие заповедей» как обязательство со стороны гера соблюдать нормы гал ахи. Некоторые из них считают, что достаточно того, что гер искренне намеревается соблюдать эти нормы в меру своего понимания их. Однако большинство мудрецов полагают, что этого недостаточно, и требуют также искреннего, идущего изнутри намерения вести полноценный галахический образ жизни по ортодоксальным нормам. Мы отмечали выше, что процедура гиюра, центром которой является обрезание и погружение, сосредотачивается на происходящем с телом человека. Означает ли добавление третьего элемента, «принятия заповедей», что центр тяжести в понимании этого ритуала смещается? По всей видимости, ответ на этот вопрос зависит от истолкования понятия «принятие заповедей». Два первых пути истолкования из числа описанных выше не требуют никакого смещения акцентов, так как содержание нового элемента связывается с самим актом гиюра, сохраняя «классическое» отношение к физическому аспекту. Напротив, пятое истолкование отражает подход, для которого сознательное обязательство соблюдать заповеди Торы является основным фактором гиюра. И в самом деле, некоторые раввины, придерживающиеся этой пятой интерпретации, однозначно настаивают на том, что это обязательство и составляет «самую сущность гиюра», в то время как обрезание и погружение не более чем формальные условия его. Этот подход, в соответствии с которым нормативное обязательство является одновременно существенным элементом гиюра и его сутью, соответствует восприятию гиюра как духовного, метафорического «нового рождения», посредством которого гер принимает религию Израиля и в силу этого входит в общину. Восприятие гиюра в качестве смены религиозного сознания, проявляющейся в обязательстве соблюдать галахические нормы, появилось впервые в респонсах 1876 г. и с тех пор завоевало себе прочное место в текстах галахических авторитетов. Интересно отметить параллелизм с протестантскими воззрениями на «конверсию» (принятие христианства), как они выражены, например, в известной книге Нокка. Как Галахические авторитеты, так и нееврейские религиозные мыслители утверждают, что переход в другую религию — это прежде всего духовный акт, при котором религиозное сознание человека претерпевает глубокие изменения, в результате которых он признает истинность новой для него религии. В протестантском направлении в христианстве этот подход находит свое выражение в требовании искреннего принятия христианской веры; у Галахических авторитетов, упомянутых выше, это выражается в подчеркивании необходимости внутреннего намерения соблюдать заповеди — в искреннем принятии Галахических норм. И в самом деле, в научной литературе последних лет о перемене религии утверждается, что «конверсия по своей сущности духовна и теологична». В соответствии с этим подходом радикальное изменение структуры веры человека и его субъективного ощущения принадлежности — это самая суть гиюра, основополагающая и необходимая. Однако, в соответствии с данными, которые мы здесь привели, усвоение такого взгляда на гиюр еврейскими авторитетами является современным явлением; в другой работе мы уже указывали, что это следует понимать как стремление отнять законную силу у тех альтернативных воззрений по поводу принадлежности к еврейству, которые остаются распространенными и сегодня. Напротив, восприятие гиюра как физического нового рождения, приобретения кровного родства с евреями, питало «классическое» представление о гиюре со времен составления Талмуда. Родство это порождает обязанность соблюдать религиозные нормы, так как все обязательства еврейского народа в целом с момента гиюра распространяются и на гера. В классическом восприятии гиюр понимается как новое рождение в физическом смысле этого слова, вследствие которого человек вступает как бы в биологическую связь с еврейской нацией. Авторитеты, придерживавшиеся этого подхода, считали основным элементом ритуала гиюра физические действия, производимые с гером. Перейдем теперь к анализу акта и ритуала гиюра в соответствии с этим подходом. Гиюр как рождение Классические галахические источники относятся к гиюру как к рождению в самом прямом смысле слова. Мы уже упоминали талмудическое высказывание: «Ставший гером — словно младенец, который только что родился». У этого утверждения есть далеко идущие последствия: в соответствии с Галахой все узы кровного родства, которыми гер был связан до гиюра, отменяются и становятся недействительными с того момента, как он совершил гиюр. Поэтому мудрецы Талмуда считали, что Тора разрешает женщине после гиюра выйти замуж за своего отца («бывшего») или же брата (также «бывшего»), даже если они тоже совершили гиюр. Несмотря на то, что свидетельство против близких родственников согласно Галахе не может рассматриваться в суде, если трое братьев совершили гиюр, двое из них могут свидетельствовать против третьего, так как они не считаются больше братьями. Кроме того, если отец и сын совершили гиюр, после смерти отца сын не должен ему наследовать, так как всякая родственная связь между ними была отменена. Эти установления, переворачивающие с ног на голову основополагающие нормы общественной жизни и морали и разрушающие семейную структуру, основанную на биологической реальности кровного родства, крайне радикальны. Таким образом, гиюр приводит к переоценке всего человеческого бытия, выражающейся в отвержении биологической, врожденной принадлежности в пользу приобретенной принадлежности к группе и представляющейся своего рода «новым рождением». галахические источники истолковывают два основных элемента гиюра — обрезание и погружение — как этапы процесса изменения, происходящего в душе гера, в его субъективном осознании своей принадлежности. В других культурах обрезание является одним из элементов тяжелого ритуала инициации, характерной особенностью которого является необходимость претерпеть физические страдания разного рода: голод, побои, получение болезненных ран. По мнению некоторых исследователей, причинение боли в этом случае имеет двоякую цель: укрепление самосознания и принесение в жертву некоторой части личности. Анализ нормативной еврейской традиции не дает оснований для такого понимания акта обрезания гера. И в самом деле, Галаха разрешает совершать обрезание без боли, под наркозом. В ритуале гиюра обрезание воспринимается скорее как символический отказ от нееврейской телесности индивидуума и отторжение его от нееврейского этноса. После обрезания совершающий гиюр считается пребывающим в промежуточном состоянии — он ни еврей, ни нееврей. (Он уже не считается неевреем, так как он уже был обрезан, но еще не считается евреем, так как еще не был погружен.) Погружение же понимается как вхождение в еврейский этнос, рождение гера, вхождение в еврейство. Сказано в Талмуде: «И когда он погрузится в воду и выйдет (из нее) — он становится как еврей во всех отношениях». Р. Амрам Гаон объясняет, что погружение необходимо, чтобы привести проходящего гиюр к состоянию, в котором «его зачатие и рождение святы». Рав Иосеф Анджиль объясняет символику гиюра необходимостью перехода от одного типа самоидентификации к другому, кардинально отличному: «Гер должен свершить два различных акта: устранить язычество и принять израильство. Между этими двумя актами есть временной зазор, о котором сказано в Талмуде: «Вышел из общества язычников, а в общество Израиля не вошел». Имеется в виду обрезание и погружение гера: отсечение крайней плоти устраняет язычество, а погружение придает израильство». Согласно классической галахической модели гиюр является ритуальным процессом, посредством которого заново формируется физическая сущность человека. Важно подчеркнуть, что эта модель не считает основой ритуала субъективное изменение гера, теологическое или духовное. Процедура гиюра рассматривается как онтологическое, объективное изменение, происходящее с человеческим телом, точнее, как радикальная перестройка этого тела в соответствии с новой системой кровного родства. В соответствии с этим взглядом, новая духовная ориентация является следствием изменения кровных уз, так как все, кто родились евреями, подвластны данному на Синае Закону. Чем объясняются различия между этой галахической моделью и моделью более поздней, появляющейся в галахической литературе нового времени? Скорее всего, они проистекают из противоречия между различными общественными парадигмами. Христианство и ислам — это конфессиональные сообщества, основанные на постулировании безусловности определенных верований и норм. Поэтому присоединение к этим сообществам происходит посредством приятия субъективной ответственности, порожденной духовной трансформацией личности. Еврейство, наоборот, основано на кровном родстве; верования или действия индивидуума сами по себе не определяют его принадлежность к еврейству. Поэтому присоединение к еврейской общине связано в большей степени с изменением системы родственных связей гера посредством символики телесного «нового рождения». Наряду со сравнительным рассмотрением гиюра и перехода в христианство или ислам, не менее плодотворен его анализ в связи с ритуалами перехода, описанными в работах Ван Геннепа (Van Gennep), Элиаде (Eliade) и Тернера (Turner). Эти ритуалы включают три типических элемента: прелиминальный, лиминальный и постлиминальный. На прелиминальной стадии индивидуум лишается своей прошлой принадлежности; на постлиминальном этапе он приобретает новую принадлежность. В ходе лиминальной, «промежуточной», стадии индивид находится в подвешенном состоянии, вне групповой и индивидуальной принадлежности. Как мы видели, галахическая традиция также выделяет три этапа гиюра: 1) отказ от язычества посредством обрезания; 2) нейтральное, промежуточное состояние, «ни еврей, ни нееврей»; 3) рождение, вхождение в еврейский этнос посредством погружения. Несмотря на сходство этих этапов, следует отметить несколько существенных различий между процедурой гиюра, представляющего собой переход от нееврейской принадлежности к еврейской, и обрядами перехода во многих других культурах. Во многих обрядах перехода решающее значение придается промежуточному лиминальному состоянию, в котором совершаются многие ритуальные действия. Напротив, в галахической модели гиюра этот этап несуществен и не связан с какими-либо ритуальными действиями; промежуточное состояние является лишь следствием временного промежутка между актами, произошедшими ранее, и теми, которые должны произойти в дальнейшем. Помимо этого, ритуалы перехода — это, как правило, публичные события, происходящие при большом стечении народа, в то время как гиюр по Галахе — это обряд, совершаемый приватно, в присутствии лишь суда из трех человек помимо самого гера. Так или иначе, глубокое сходство между гиюром по Г алахе и ритуалами перехода указывает на то, что в данном аспекте еврейство придерживается основных символических и духовных моделей, характерных для всего человеческого рода. Галаха принимает эти модели и преобразует их в соответствии с Торой.
Печать к форме Мнение о материале

Добавил: Нехристь | Просмотров: 546 | Нет комментариев

Похожие Авраамические религии


Добавлять комментарии могут только Демоны Ада.
Занять место в Аду | Вход